Взято с KLEZMER.COM.UA

ЕВРЕЙСКОЕ КИНО В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ

     Историки и теоретики мирового кинематографа единодушно утверждают, что еврейский национальный вклад в развитие "великого кинематографа" исключительно велик и плодотворен.
     К тому же существует богатейший опыт собственно еврейского кинематографа, или точнее Yiddish Cinema, возникший в разных частях диаспоры и важнейшее место в нем занимает феномен еврейского кино в России.
     Волею судьбы на западных и позазападных окраинах Российской империи, сложилась внегосударственная этническая субстанция. Yiddishkeit (еврейство, еврейский стиль жизни, еврейский менталитет), где была разработана самоценная идеология, культура во многих своих проявлениях, совпадающая с официально узаконенными формами, созданной здесь русским самодержавием "Черты еврейской оседлости", где по данным переписи 1897 г. проживало 5 млн. евреев, разговаривающих в основном на языке идиш (100 тыс. лиц еврейского происхождения проживали собственно в России).
     При этом существенно то, что эта этническая группа составляла более половины городского населения Белоруссии, Литвы, а на Украине - треть. И когда в это искусственно закупоренное извне этническое средневековье, почти наглухо изолированное от внешнего мира, прорвалось кино, оно принесло новые разнообразные связи с жизнью России и Запада, с жизнью и бытом своих соплеменников, разбросанных волею судеб по всему миру, оно стало единственным каналом просвещения, информации, источником духовной пищи.
     Кино в "Черте" получило очень высокий статут и уникальную потребность в нем.
     Если еще учесть, что стиль жизни еврейских местечек был чрезвычайно ярко и многообразно запечатлен в национальной литературе и драматургии, и тем самым давал художественно оформленные темы для экранизации, и что все это привлекало неизменно сочувственное внимание российского общественного мнения и участия русской художественной культуры и деятелей русского кино, то причины и предпосылки возникновения такого феномена, как еврейское кино России, становятся совершенно понятны.
     В создании и становлении кинематографа России большую роль сыграли евреи. Благодаря их усилиям в стране появились сотни кинопрокатных контор, торговых домов, акционерных компаний, кинотеатров. Евреи - киноантрепренеры - снимали большие помещения, привозили из Германии и Франции лучшую проекционную аппаратуру.
     Непосредственно в "Черте оседлости" рождались многочисленные электротеатрики. По свидетельству прессы в 1911 г. уже было "Трудно найти хоть одно приличное местечко, где бы по вечерам не зажигались приветливые огоньки иллюзионов".
     Для производства кинофильмов в столичных городах России крупные предприниматели создавали фирмы (Тимон, Штерн, Ермольев, Ханжонков). В пределах самой "Черты" возникали полукустарные киноателье и фирмы ("Мизрах", "Мирограф" в Одессе, "Светотень" в Киеве, "Минтус" в Риге). Среди первых кинодельцов было много евреев. Однако, в начале XX века еврейская художественная интеллигенция составляла еще небольшую группу, причем многие из них уехали в США. Для съемок фильмов на еврейские темы в столице, на первых порах, приглашались актеры и режиссеры императорских театров. Оригинальное еврейское кинопроизводство, распространявшееся в пределах еврейского расселения в России, выросло на собственной почве. У его истоков изначально лежал еврейский национальный театр, занимавший исключительно высокое положение в культурном сознании еврейского народа.
     Несмотря на то, что он как разновидность "общественных собраний" был запрещен еще с начала 1880 г., еврейский театр продолжал свое существование под видом странствующих немецких групп. В 1910 г. число еврейских театральных коллективов, включая и любительские кружки, составляло 350-360 театров. Активно участвовали в киносъемках антрепризы Н. Липовского, М. Арнштама и особенно театр Ицхока Каминского, прославившегося своей примой Эстер-Рохл Каминской, известной и в Европе и за океаном, как "еврейская Дузе", "родоначальница еврейского театра". Актеры театров создавали группы кинодекламаторов, певцов за экраном.
     Первые фильмы с еврейским колоритом создавались на библейские темы. На экране оживали древние города Иудеи. Царь Соломон вершил свой праведный суд, Даниил повергал в ужас своих врагов, вылезая изо рва, куда он был брошен львам живым. Прекрасная Юдифь отсекала голову Олоферну. Интерес вызывал фильм, посвященный исходу евреев из Египта, "Авесалом", "Давид и Голиаф". Но синод русской православной церкви запретил демонстрацию фильмов на темы "Священной истории". Да и зрителя стали больше интересовать темы из современной жизни евреев.
     Рождением оригинального еврейского кино принято считать январь 1911 г., когда на экраны вышла мелодрама "Лэхаим" ("За жизнь"). Впервые драматические сцены из еврейской жизни открыли зрителю национальный, во многом экзотический еврейский быт. Впервые герои фильма, евреи, были представлены как обычные люди, а не персонажи раешных фарсов или уличных анекдотов. Проблемы любви, брака, семейной морали, ставшие главной темой фильма, выгодно отличали его от господствовавшего тогда на отечественном экране жанра "Русской старины". (Русский кинематограф считает своим рождением фильм 1908 г. "Понизовская вольница" ("Стенька Разин")).
     Мелодрама, повествовавшая о трагедии мужа, оставленного своей женой ради возлюбленного, повысила доверие зрителя к еврейской теме и они "... уже не видели на экране только евреев и их бытовые особенности, они уже обсуждали причины общежитейской драмы" (жур. "Сине-Фоно" 1911 г.). Успех картины превзошел все ожидания, вызвал волну общественного интереса не только в России. Он обошел экраны многих европейских стран, пересек океан.
     Мелодрама вызывала небывалый поток откликов в прессе и не только по содержанию фильма, но и по российским реалиям. "... лента сыграла большую культурную роль. До сих пор приходилось видеть еврея в унизительной роли. Его старались выставить в карикатурном виде, мы привыкли на него смотреть как на паяца, и чтобы увидеть в еврее человека, который так же чувствует, и любит, и страдает, как мы русские - этого на экране не приходилось видеть... что еврей может быть и честен, он может быть велик, он может быть идеален, он может быть бескорыстен..." ("Киножурнал" №11-1911 г.) "... Такие картины делают великое дело и хотя бы искоренят в обществе все то, чем всегда почему-то старались окружить имя еврея". ("Киножурнал" №12-1911 г.)
     Пресса оказалась весьма проницательной в своих надеждах на то "... что этой лентой тема не ограничится, и мы еще увидим много фильмов из еврейской жизни". И действительно, в последующие 3-4 года еврейская тема вошла в ряд самых популярных в русском игровом кино. С 1911 г. по 1917 г. на экраны вышло более 120 художественных и документальных фильмов на еврейскую тему.
     Еврейское кино выступило как примиритель наций. Оно открыло зрителям всего мира сложные грани еврейского национального сознания, своеобразие мышления, привычек и большое достоинство еврейского народа. Фильмы показывали доброту и бескорыстие еврейского сердца ("Скрипка"), посвящались проблемам нравственности ("Горе Сары", "Дикий отец", "Бог мести", "Любовь и смерть", "Хася - сиротка", "Убой", "Семья Раппопорт").
     Тема борьбы поколений ярко прозвучала в фильмах "Мира Эфрос", "Тринадцать черных лебедей". Взволновала зрителей "драматичность судеб эмигрантов" ("За океаном", "Лейба Вольф"). В фильме американских кинодокументалистов "Жизнь евреев в Америке", создатели фильма доказывают, что жизнь в чужой, даже очень богатой стране не решает "проклятый еврейский вопрос", жизнь и путь туда не усеян розами.
     Но при всей своей человечности еврейское кино никогда не поддерживало идею ассимиляции, поэтому очень значительное место в нем заняла трагическая тема столкновения евреев с чуждой этнической средой, фильмы о пагубности смешанных браков, трагедии выкрестов.
     Это фильмы: "Где правда, или Сонька золотая ручка", "Рахиль", "Эстерка Блехман", "Трагедия выкреста", "Сапожник Лейба", "Страдание еврейской курсистки", "Слушай Израиль" - "Шма Исраэль".
     В 1914 г. еще снимались интересные фильмы. Это и "Леон Дрей" - история еврейского Дон Жуана, делающего карьеру за счет женщин. Это и фильм по сценарию А. Куприна "Трус", несколько романтизирующий жизнь евреев пограничного местечка. Большой интерес вызвал во всей России и США фильм, снятый одесскими кинодокументалистами, "Жизнь евреев в Палестине"; документальный фильм о торжественных похоронах 22-х свитков Торы, сгоревших в Кременчугской синагоге.
     Однако, со второй половины 1914 г. начинается заметный спад в развитии еврейского кино в России. Причины, прежде всего, в раздувании антисемитизма, вызванного сфабрикованным делом Бейлиса; кроме того, начавшаяся империалистическая война и последовавший за этим взрыв шовинизма, привел к новым еврейским погромам, к выступлениям прессы, обвиняющей еврея в отсутствии патриотизма, в симпатиях к врагам России. "Союз русского народа" создал свой "патриотический" кинотеатр, где демонстрировались юдофобские фильмы, требования не посещать "грязные жидовские кинотеатры", признать евреев народом, опасным для человечества.
     В начале 1915 г. правительство запретило любые формы употребления языка идиш. Приближение театра войны к "Черте оседлости" сказалось на всех чертах жизни и уклада евреев, в первую очередь это разрушило такие крупные культурные организмы, как театр и кино.
     Падение зрительского интереса к еврейским мелодрамам заставляло приспособиться к изменившимся вкусам аудитории, но не увенчалось успехом. Не вызывали интереса ни фильмы о евреях в солдатских шинелях ("Война и евреи", "Еврей", "Доброволец", "Героический подвиг разведчика Хаима Шейдельмана" - самые лучшие еврейские анекдоты, созданные самими евреями), ни фильмы-детективы. Зато появились антисемитские фильмы "Хаим кинематографщик", "Хаймович и Циперович", "Ключи от счастья".
     Вот к числу этих анекдотов и относятся рассказы о бедном меламеде, мечтающем осчастливить мир и о горьком бедняке, человеке воздуха, неудачном и неутомимом купце, агенте страхового общества и, наконец, свате. "Еврейское счастье" - это поистине исторический фильм. Еврейский вид и главное снятый с натуры вид еврейского местечка (которых уже давно не существует), участие в этом известнейшего художника Натана Альтмана, автора надписей Исаака Бабеля и, наконец, исполнение роли Менахема легендарным Соломоном Михоэлсом позволило вклинить изучение фильма в программы кинематографических учебных заведений.
     Нельзя обойти вниманием картину "Сын Израиля" по одноименной пьесе А. Бернштейна. Молодой еврей, воспитанный в аристократической семье, неожиданно узнает о своем происхождении и после тяжелых раздумий уходит их дома со своим пожилым отцом - лакеем. В жизни сын сталкивается с людьми, ослепленными ненавистью, эгоизмом, национальными предрассудками, вступает за честь евреев и гибнет на дуэли. С чувством скорби за свой народ, он умирает и произносит: "печаль Израиля клеймом страдания лежит на еврейском народе, но придет время, и народ - вечный странник найдет свою Землю обетованную...". Кажется, поэтический образ из знаменитой "Гренады" М. Светлова, о песне, которую допел гибнущий батальон "Смычками страданий на скрипках времен", он относит ко всему еврейскому народу, который писал свою историю "Смычками страданий на скрипках времен".
     Новые возможности для развития еврейского кино появились после февральской революции. Ликвидация "Черты оседлости" - уравнивание евреев в правах, снятие цензуры привели к переосмыслению тем, кинематограф получил политическую окраску. Сняты фильмы "Судите люди", "В их смерти мы не повинны", "Разбитые скрижали". Затем был экранизирован роман Шолом-Алейхема "Кровавая шутка", в котором двое молодых людей поменялись паспортами и Гриша Попов стал Гиршем Рабиновичем, а тот - Гришей Поповым. Настоящий Попов узнал воочию, как тяжела жизнь еврея в России - его обвинили в ритуальном убийстве.
     Впервые на экраны вышел политический боевик "Провокатор Азеф" ("В лапах Иуды") о жизни известного авантюриста, агента царской охранки Евно Фишелевича Азефа, сына портного, инженера по образованию. Осенью 1917 г. в социальной драме "Евреи" русский зритель увидел страшные кадры еврейского погрома. Режиссер Брешко Брешков снял по своему сценарию игровой фильм "Дело Бейлиса". В этом же году вышли фильмы по повести Шолом-Алейхема "Хочу быть Ротшильдом" и "Еврейское счастье" по роману "Менахем Мендель". Говорят, что люди в тюрьме создают свой язык, а униженные остроумны.
     Первое десятилетие истории еврейского кино в России закончилось на политическом водоразделе, расколовшем страну на множество осколков.
     В это переходное для нации и ее культуры время творцы еврейского кино оступились от этой темы. Многие покинули страну, но и там не возвращались к ней.
     Многие сменили тему, а остальные были оттеснены молодым поколением на обочину творчества.
     Еврейское кино ждал взлет на новом витке национальной истории. Но это уже другое время и другая тема.
     Многие дореволюционные фильмы на еврейские темы не сохранились.
     Но нет сомнения, что эти многочисленные немые ленты, поставленные в России с 1911 по 1917 гг. являются важной частью как еврейской, так и русской культуры, ценным достоянием евреев в России и за рубежом.